Настоящая опасность для Саратовской ГЭС

На Саратовской ГЭС оборудование к пропуску большой воды готово, а судя по небольшому увеличению приточности, которое наблюдают на Саратовской ГЭС с начала апреля, паводок будет небольшим. Об этом шла речь на пресс-конференции с участием главного инженера Саратовской ГЭС Александра Клименко, директора МКУ «Управление по делам ГО, предупреждения и ликвидации последствий ЧС администрации БМР» Андрея Багасина и директора Жигулёвской ГЭС Олега Леонова.

Изображение

Как разгоняется вода

На гидроэлектростанции 24 апреля открыли холостые водосбросы. Это значит, что вода стала проходить сквозь тело гидростанции, не вырабатывая электроэнергии. Открытие холостых водосбросов – процедура стандартная, предназначена для сброса «излишней» воды из водохранилища во время паводка.

Как рассказал журналистам Александр Клименко, балаковские гидроэнергетики примерно знают уровни, которых достигнет вода на нижнем бьефе. По их расчётам, максимальное значение в 20,7 метров будет наблюдаться ближе к 9 мая. В это время суммарные сбросы достигнут цифр 26–27 тысяч кубометров в секунду.

Саратовская ГЭС рассчитана на пропуск воды в размере 70 тысяч кубометров в секунду. Правда, такого мощного половодья Волга в наших местах не видела. Рекордная цифра – 39,2 тысячи кубометров в секунду – наблюдалась на Саратовской ГЭС в 1979 году. В 2014 и 2015 годах на Волге было маловодье, в прошлом году ситуация выровнялась.

Чего ждать от паводка?

Этот вопрос был главным на пресс-конференции. В целом на Волге паводок проходит спокойно, было отмечено специалистами: пиковых значений, которые были в прошлом году, никто не ожидает.

– В прошлом году совпало половодье на Волге и на Каме, это вызвало некоторые сложности. К тому же некоторые проблемы у жителей были вызваны не самим паводком, а строительством в тех зонах, которые подвержены затоплению, – отметил директор Жигулёвской ГЭС Олег Леонов. – Ведь все хотят быть поближе к воде, вот и результат. Говоря начистоту, интересы гидроэнергетиков стоят на последнем месте в период прохождения паводка. Гидроэнергетики работают в общегосударственных интересах и в своих действиях не вольны отклониться в какую-то сторону. Когда нам контролирующие органы заявляют о снижении или подъёме уровня воды, мы знаем, что всего лишь выполняем решение Федерального агентства водных ресурсов. Если есть вопросы, то лучше их задать им. Гидростанции – орган исполняющий. То, что уровень воды пагубно отражается на поголовье рыбы: икра обсыхает на воздухе и прочее – это не вольность энергетиков, – отметил Олег Леонов.

Под полным контролем

На пресс-конференции гидроэнергетиков присутствовал Андрей Багасин, директор МКУ «Управление по делам ГО, предупреждения и ликвидации последствий ЧС администрации БМР». Между Саратовской ГЭС и администрацией Балаковского муниципального района заключено Соглашение, согласно которому установлен порядок взаимодействия по вопросам оперативного представления информации в период пропуска половодья и паводка. Андрей Витальевич рассказал о том, что общая площадь водного фонда Балаковского района составляет чуть меньше 20,5 га. На территории БМР – 10 рек, прудов, водохранилищ, 60 гидротехнических сооружений, 12 жизнеобеспечивающих плотин. Он отметил, что работа по контролю над паводковой ситуацией была начата ещё в феврале. И не зря, ведь уже в первых числах марта начался местный паводок. Этому способствовало резкое потепление. Особое внимание было направлено на такие сёла, как Быков Отрог, Новая Елюзань, Комсомольское. Ситуация в Маянге и Пылковке также держится под контролем.

Помимо «паводковой темы» на брифинге поднимались вопросы, касающиеся будней Саратовской ГЭС. В частности, Андрей Багасин отметил, что в этом году у плотины гидростанции он увидел гораздо меньше мусора, чем было замечено им в прошлые годы.

– Действительно, в прошлом году было очень много мусора, Жигулёвская ГЭС поднимала уровень, заполняла все поймы, поэтому все брёвна, коряги, полиэтилен, баннеры, бытовой мусор оседали у нас, – прокомментировал ситуацию Александр Клименко, главный инженер Саратовской ГЭС. – Это не просто неэстетично, это по-настоящему опасно для работы гидростанции: забиваются мусороудерживающие решётки, снижается напор. Это может привести к серьёзной аварии, поэтому мы следим за ситуацией: баржа с плавкраном выходит собирать весь мусор регулярно.

Работы по уборке мусора будут продолжаться и не прекратятся даже в активной фазе половодья.

Ирина Николич