Историю, с которой нами поделились поисковики Центра военно-патриотического воспитания молодёжи и подростков «Набат», смело можно назвать уникальной, причём не только в масштабах нашего района и даже области. Чудо, ирония судьбы. Иначе произошедшее не назовёшь.

Работе по установлению судьбы воинов попавших в плен на основе документальных данных архивов Российской Федерации центр «Набат» уделяет огромное внимание. Такая работа ведётся постоянно и очень интенсивно. Одним из тех, кто ведёт это направление является заведующий музеем центра «Набат» Максим Чеганов. Проводя розыскную работу по военнопленным и отслеживая результаты, он никогда не задумывался о своих близких, ведь они вернулись живыми с войны. В один из дней, проводя кропотливую работу с данными шталага II C (немецкий лагерь для военнопленных ), на глаза Максиму попалась очередная учётная лагерная карточка, которая не просто удивила поисковика, а привела его в настоящий шок. С фотографии из личного дела на Максима смотрел 20 летний мальчишка. — Так это же мой дед, Иван Степанович Топольцев!, — воскликнул шокированный поисковик.

Уникальности и необычности ситуации придавало ещё и то, что дед никогда не рассказывал родным и близким о том, что был пленником, узником лагеря. По словам Максима Чеганова, про деда ему было известно немного, но он точно знал, что тот воевал на Пулковских высотах, войну закончил в Бельгии, вернулся живым и здоровым. Были награды, но до сегодняшнего дня они не сохранились и какой либо информации о них поисковики пока не нашли.

Известно, что в послевоенное время Иван Степанович Топольцев осваивал целину в Казахстане, работал шофёром, возил зерно, являлся передовиком производства. Неоднократно перевыполнял нормы по отгрузке зерна. После жил на Сахалине, работал в котельной, был женат, воспитывал троих детей. Последние годы жизни провёл в Киргизии в городе Токмак. Там и умер 19 июля 1995 года, был похоронен на местном кладбище.

В архивной карте, которую недавно довелось изучать Максиму значилось:
Топольцев Иван Степанович 11.01.1921 года рождения. Родом из Алтайского края, город Барабинск. Попал в плен 09.09.1941года в районе посёлка Свирская, Гатчинского района Ленинградской области, направлен в Шталаг II C Эссен, лагерный номер 52291, воинское звание — красноармеец. Погиб в плену во время авиаудара. Дата смерти 25.10.1944 года. Место захоронения — город Эссен, кладбище святой Елены, поле 9, общая могила.

Вот такие чудеса. Получилось, что Максим не просто нашёл данные о человеке, который в действительности умер позже более, чем на 50 лет, нежели было указано в архивных данных, так ещё и по невероятному стечению обстоятельств этим человеком оказался его родной дед!

Как так могло получится? Почему Иван Степанович ничего не рассказал о том, что был пленным даже родным после возвращения домой? Сейчас этот вопрос задать уже некому. Но одну из самых правдоподобных версий редакции нашей газеты сообщил руководитель центра «Набат» Сергей Василенко.

— У каждого узника был металлический жетон с номером, — говорит Сергей Александрович. — Не исключено, что во время авианалёта, Иван Степанович, воспользовавшись ситуацией, совершил побег. Его данные могли быть приписаны другому человеку, на чьем трупе, едва подлежащему опознанию, например, во время побега и оставил свой жетон Иван Степанович Топольцев.

В пользу этой версии говорит и тот факт, что войну Топольцев закончил в Бельгии, где в то время регулярные, основные войска красной армии бои не вели, воевали партизаны, чьи отряды нередко формировались как раз из бывших военнопленных.

Такие вот чудеса, которые открывают новые подробности и невероятные детали тех давних времён.

Евгений АФОНИН по материалам центра «Набат»