– Вставайте, дети, война началась… Гитлер напал на нас, – услышала Рая взволнованный голос матери.
Именно с этих слов началось страшное время, о котором моя бабушка, Раиса Семёновна Скрипченкова, не может вспоминать без слёз.

Изображение

– Наша большая семья жила в посёлке Озинки: я, мама, папа, три сестры и маленький брат, – рассказывает моя бабушка. – Богатства большого не было, но жили мы ладно и дружно. Отец работал на железной дороге составителем вагонов, а мы, дети, как могли, помогали по дому, управлялись по хозяйству.

Мы ещё не представляли, какая она, война, только плакали и плакали, глядя на маму. Мы теперь часто плакали, особенно, когда проводили отца на фронт. Жилось нам без него очень тяжело. Так получилось, что в свои семь лет я должна была натаскать угля, чтобы топить печь зимой. Да и к колодцу за водой приходилось бегать не один раз…

Слушаю я бабушку и не могу представить, как она, такая маленькая, таскала тяжёлые мешки, вёдра с водой, управлялась по хозяйству, мыла, убирала, варила еду.

– На фронте шли жестокие кровопролитные бои, – продолжала бабушка. – Сердце обрывалось при виде почтальона: вдруг в сумке похоронка.

В госпиталь стали поступать раненые. Находился он в нескольких километрах от нас. Узнала я, что там не хватает медсестёр, и решила им помочь. Приходила из школы, бежала к назначенному месту, чтобы встретиться с одноклассниками, и все вместе мы спешили в госпиталь. В каждой палате лечились не менее двенадцати бойцов, и в наши обязанности входила уборка помещений. Я очень старалась как можно чище вымыть пол, поменять постельное бельё, а потом разнести обед, а если надо, и покормить тяжелораненых…

Мысленно задаю себе вопрос: смогла бы я в свои девять лет работать наравне со взрослыми, выполнять такую нелёгкую работу, да ещё учиться? Наверное, нет.

Как-то мне бабушка сказала: «Можно преодолеть любые трудности, когда есть цель – защитить Родину и победить врага».

Нашла я когда-то у бабушки очень старый карандаш. Он был толще обычного, с высоко очиненным стержнем и шероховатой поверхностью.

– Это химический карандаш. Мы его называли в те годы «военным», потому что именно им солдаты писали письма, которые до сих пор хранятся в семейных архивах и не выцветают, – объяснила она мне.

– Некоторые бойцы не могли взять в руку карандаш, и мы писали письма под их диктовку. Для меня это было самым ответственным поручением. Они чаще всего интересовались здоровьем близких, спрашивали, как живут в военное время, и, конечно же, старались их не волновать. Давали знать, что за ними хорошо ухаживают и они совсем скоро поправятся.

Выполнив всю работу, я спешила домой, чтобы успеть выучить уроки да ещё помочь маме. Так тянулись день за днём. Но вдруг наш отец, Николай Семёнович Портянкин, неожиданно возвратился! Сколько было радости при виде его, каждый хотел прижаться к папе и узнать, что же всё-таки с ним случилось. Вот мы уже сидим и с волнением прислушиваемся к рассказу. Воевал он на Курской дуге, где произошло самое серьёзное и крупное танковое сражение. В этом нелёгком бою получил сразу четыре ранения: в голову, левую лопатку, глаз и грудь. Истекая кровью, еле-еле добрался до командного пункта. Там и узнал, что остался только один, все погибли. Его отвезли в госпиталь, где он лечился целый год, – рассказывает бабушка, уже не сдерживая слёз.

Я слушала о моём прадедушке с волнением. Мурашки пробежали по коже, когда представилась та самая картина. Как же он выжил? Вопрос очень меня беспокоил. Скорее всего, вера в себя и в победу давала толчок к жизни. Он многое сделал для Родины, потому что любил её. Получил два ордена, медали «За отвагу» и «За победу над Германией».

– Немного подлечившись, папа устроился на ту же работу. А я всё так же трудилась и всем сердцем надеялась на успех наших бойцов. Очень хорошо помню тот майский день. Пришли к раненым, а солдаты начали нас обнимать и плакать от счастья, повторяя сквозь слёзы: «Война закончилась. Мы победили!» – с огромной гордостью произнесла моя бабушка.

Анна ВИКУЛОВА,
слушатель школы «Юный журналист» ЦДОД